Lord Dreadnought (lorddreadnought) wrote in 2015_ua_news,
Lord Dreadnought
lorddreadnought
2015_ua_news

День победы людоедов.

Originally posted by lorddreadnought at День победы людоедов.




«...Где победу в войне над собой отмечает народ»
Игорь Тальков

Девятое мая - праздник «победы» сталинской тирании над собственным народом, день плясок на крови миллионов замученных и убитых Россией, - приближается. Запах этой крови чуют шакалы и гиены по всей огромной империи, и требуют повсеместно восстановить памятники их кровавому кумиру Сталину, повесить ему мемориальные доски и полностью обелить все его преступления для будущих учебников истории...
Нет ничего более фальшивого и омерзительного, чем это пышное, насквозь лицемерное празднование «победы над фашизмом», затеваемое путинской чекистская камарильей 9 мая этого года с участием всех мировых лидеров. Хотя нет, есть еще более омерзительное, - это согласие мировых лидеров участвовать в данном кремлевском шабаше. Потакая шовинистическим, пещерно-«патриотическим», имперским инстинктам населения, засевшая в Кремле свора маньяков и убийц намерена почтить своих людоедов-предшественников, отпраздновать эту «победу» сталинизма над гитлеризмом на крови миллионов погибших зазря в схватке двух монстров-людоедов. Присутствие Буша и президентов крупнейших европейских держав призвано легализовать и освятить это позорное «торжество» в глазах всего человечества.

С 1945 года этот день - «день победы» сталинского фашизма над гитлеровским. Сегодня он становится еще и днем победы фашизма путинского. Победы над собственным народом, который вообще не сопротивляется, над историей и над здравым смыслом. Ибо над теми, кто по-настоящему сопротивляется - над чеченским народом, - путинскому фашизму одержать победу что-то никак не удается...
Для русских рабство органично, оно присуще их менталитету еще со времен Ивана Грозного. Русские ненавидят свободу, боятся ее и с удовольствием начинают лизать сапоги каждого очередного тирана, которых российская цивилизация вот уже несколько веков порождает постоянно, одного за другим. Так что не в сохранении привычного русского рабства и сталинской тирании над русским народом была главная трагедия той «победы».

Главная трагедия - это судьба «малых» европейских народов, попавших как между молотом и наковальней в клещи сталинско-гитлеровской борьбы за мировое господство. Украинцы, беларусы, литовцы, латыши, эстонцы, венгры, румыны, поляки... Эта смертельная схватка двух крокодилов разыгрывалась на их землях, и именно для этих народов 9 мая 1945 года оказалось самой трагической датой в их истории - датой восстановления советской оккупации и начала жесточайшего террора против целых наций.

Что принесла народам Восточной Европы советская «победа» в 1945-м году? Прежде всего - массовые репрессии, расстрелы и депортацию тысяч и тысяч лучших людей в товарных вагонах в Сибирь, в ГУЛАГ, на верную смерть. Этого ужаса не затмят никакие праздничные салюты в сегодняшней Москве, не заставят забыть никакие приглашения на «торжество» в Кремль, - торжество на костях.

Празднование «дня победы» в Москве - это демонстративный плевок в лицо оккупированным и высланным десятками тысяч в Сибирь латышам, литовцам и эстонцам; полякам, чью страну Россия за 200 лет четырежды делила и как минимум трижды заливала кровью; венграм и чехам, по чьим столицам уже после этой «великой победы» ездили советские танки, давя гусеницами восставшие за свободу и независимость народы, и всем прочим, «освобожденным» Москвой на 50 лет от права жить независимо и распоряжаться самим на своей земле.

Это будет празднование «победы» не над гитлеровским режимом, коего давно уже нет, а именно над целым рядом оккупированных Советами в той войне народов, - тех самых, с которыми у сегодняшней России вроде бы имеются дипломатические отношения, торговые договора, и представителей которых с лицемерными улыбками принимают в Кремле и на Смоленской площади. Но за этими фальшивыми путинскими улыбками по-прежнему торчат сталинские клыки. Впрочем, удивляться тут нечему, так как уже с самого 1991 года, едва возникнув, «новая демократическая Россия» официально объявила себя правопреемницей СССР. И, как видим, эту преемственность во зле и в преступлениях она действительно соблюдает. Черная дата оккупации стран Балтии и Восточной Европы по-прежнему отмечается вчерашними оккупантами как великий праздник, и на этот праздник они имеют наглость как ни в чем не бывало приглашать своих вчерашних жертв...

Бойцов ОУН-УПА или латышской дивизии СС русская пропаганда и всевозможные увешанные медальками с ликом Усатого «ветераны» до сих пор проклинают, брызжа слюной изо рта, и обзывают «нацистами», «пособниками нацистов», - хотя те воевали вовсе не за безумные идеи «фюрера», а за независимость собственных народов. А на свое собственное НКВД, сгноившее уже после войны миллионы вчерашних солдат в лагерях; на своего кумира Сталина, по милости которого немцы сначала окружили и взяли в плен порядка 5 миллионов русских вояк летом 1941, а потом эти вояки годами гнили и дохли от голода сперва в немецких лагерях, БРОШЕННЫЕ там Сталиным, объявленные им «изменниками родины», а потом в лагерях советских, - им не приходит в голову взглянуть хоть слегка критически. Про массовые изнасилования женщин Польши и Германии советскими «освободителями» в России тоже предпочитают не вспоминать, и очень сердятся, когда вспоминает кто-то на Западе. «Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»

Общенациональное, буйное, разудалое празднование русскими дня победы чудовищной сталинской тирании над тиранией гитлеровской (такой же точно, списанной именно со сталинизма и построенной по сталинским образцам), - наглядно показывает, что русские не намерены меняться в лучшую сторону, что и в 21-м веке они остаются дикарями, пещерными людьми, варварами с первобытно-тоталитарным сознанием, не признающими самих понятий «права и свободы», а исповедующими лишь культ грубой силы. Они по-прежнему свято уверены, что все, что когда-то они завоевали под командованием своего Сталина; все, что они сумели захапать, заваливая в той войне немцев миллионами своих трупов, - все это якобы принадлежит им по праву. И бывшие советские колонии - Украина, Беларусь, Литва, Латвия, Эстония, - в первую очередь.

Этому есть только одно имя - РЕВАНШИЗМ. То самое имя, которым когда-то лживая советская пропаганда десятилетиями клеймила «западногерманских реваншистов». Хотя те «реваншисты» даже на незаконно отобранный у них Сталиным Кенигсберг что-то не спешат претендовать, в отличие от нынешней реваншистской Москвы...

И до этого «праздничка» было хорошо известно, что не только власти, но и сам русский народ в массе своей совершенно не собирается, несмотря на все 14 прошедших лет, признавать отделившиеся в 1991 году республики отдельными, независимыми странами, признавать законное право их народов на собственную государственность. Русские по-прежнему исповедуют дремучий советский шовинизм и совершенно искренне, глубоко убеждены, что все «потерянные» в 1991 году бывшие республики СССР - это «их» земли, принадлежащие им, русским, но по какому-то недоразумению временно «захваченные» «кучкой националистов-сепаратистов», - конечно же, по указке и при поддержке ЦРУ...

Воистину, это будет, как поется в любимой русскими песне, «праздник со слезами на глазах». Только вот песня лукавит - русским как раз не свойственно проливать слезы по тем, кого они убили или кто погиб по вине их тиранической и безумной власти, будь это свои же солдаты или расстрелянные каким-нибудь карателем Кононовым мирные латыши на хуторе. Русским неведомы сомнения в том, чтобы захватывать все, до чего они способны дотянуться, и убивать при этом всех, кто посмеет возразить. Слава богу, после вступления стран Балтии и Восточной Европы в НАТО и ЕС появилась основательная, серьезная надежда, что до них кровавый русский медведь-людоед больше уже не дотянется никогда.

«День Победы» 9 мая будет изуверским праздником этого мутанта в его логове, смотром его былых «достижений» по захватам и убийствам и днем обдумывания новых агрессивно-реваншистских планов. Русские «ветераны» будут, как метко сказала президент Латвии Вике-Фрейберга, «класть воблу на газету, пить водку, распевать частушки и вспоминать, как они завоевали Балтию». Память о собственных преступлениях в такие дни традиционно вызывает у русских, с одной стороны, умиление и ностальгию, а с другой - лютую ненависть к освободившимся украинцам, латышам или эстонцам, открывающим на своей земле памятники своим национальным героям-освободителям; пьяную агрессию и яростное стремление к реваншу, исступленные мечты о новой оккупации «потерянных» земель. И именно на этой имперской реваншистской паранойе, на иррациональной вере в «величие России», на любви к своему рабству и на ненависти к чужой свободе воспитываются сейчас в России молодые поколения.

Соседям же этой кровавой и людоедской империи, празднующей свои массовые убийства и злодеяния, лучше всего было бы в этот день помянуть всех убитых, сосланных, расстрелянных и замученных ею. Все это стало возможным только благодаря той страшной, чумной, апокалиптической «победе» Сталина над Гитлером, так что праздновать тут нечего. И перед памятью тысяч и тысяч этих жертв - внутренне собраться, усилить бдительность, укрепить боевой дух, готовность к новым испытаниям, волю к свободе и к сопротивлению захватчикам. Потому что захватчики в Москве не дремлют. Они продолжают строить новые козни, прибирать к рукам экономику своих вчерашних колоний; поддерживать «пятую колонну» из русских колонизаторов, заполонивших в свое время Эстонию, Латвию, Украину; организовывать политические убийства и всячески пакостить и вредить всем своим соседям.

Пока кровавая и преступная российская империя окончательно не развалится и не сдохнет, пока все мы, от чеченцев и латышей до русских диссидентов и революционеров, не добьем этого чудовищного медведя-мутанта, - на спокойную жизнь его соседям рассчитывать, увы, не приходится. И поэтому истинный день ПОБЕДЫ для всех свободных народов Европы - еще впереди.

Реальные потери в войне.

Так, анализируя немецкие переписи 1956 года, российские исследователи (в частности — светило отечественной демографии Б.Ц. Урланис) оценили масштабы немецких армейских потерь в 3,7 — 4, 1 миллиона человек убитыми, а с учётом входившей в Рейх Австрии — в 4,0 — 4,7 миллиона человек (из них 3 - 3,6 млн. на Восточном фронте). Определенная дискуссионность в оценках германских военных потерь есть. Некоторые исследователи спорят о том, включены ли в общее количество безвозвратных потерь еще 250–300 тыс. погибших из числа граждан СССР, служивших на стороне противника. Другие полагают, что к цифре в 4,13 млн. необходимо добавить 600–700 тыс. человек из числа союзников Германии (Венгрии, Италии, Румынии, Финляндии и др.), погибших преимущественно на Восточном фронте и в советском плену. Соответственно, оппоненты считают, что безвозвратные потери союзников Германии входят в упомянутые 4,13 млн. В целом я склонен с этим тезисом сейчас согласиться, но, полагаю, что далеко не все потери восточных добровольцев из числа граждан СССР оказались здесь учтены и включены в итог – просто сам учет этих военнослужащих был неполным. Исследования и полемика по данным вопросам продолжаются. Но в целом картина достаточно представима. Думаю, что общее количество военных безвозвратных потерь Германии и ее союзников, включая восточных добровольцев, в среднем можно оценить в пределах 4,1–5,1 млн. человек, в том числе 3–3,6 млн. – на Восточном фронте, что подтверждает относительную добросовестность как Гиллебранда, так и Оверманса, и позволяет с достоверностью плюс-минус 10 % судить о реальных жертвах Вермахта.

Вопрос с безвозвратными потерями Советского Союза гораздо менее ясен.

В приказе заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 апреля 1942 г. говорилось: «Учет личного состава, в особенности учет потерь, ведется в действующей армии совершенно неудовлетворительно... Штабы соединений не высылают своевременно в центр именных списков погибших. В результате несвоевременного и неполного представления войсковыми частями списков о потерях (так в документе. - Б.С.) получилось большое несоответствие между данными численного и персонального учета потерь. На персональном учете состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины». 7 марта 1945 года Сталин в приказе по наркомату обороны подчеркнул, что «военные советы фронтов, армий и военных округов не уделяют должного внимания» вопросам персонального учета безвозвратных потерь.

В 1993 г., с выходом изданного Министерством обороны сборника «Гриф секретности снят», в обществе утвердилась официальная цифра потерь советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне — 8 668 400 погибших и умерших. Она была основана главным образом на донесениях о потерях, направляемых командованием фронтов в Генеральный штаб и Ставку Верховного Главнокомандования. Группа генерала Кривошеева, «считавшая» потери с конца 1980-х годов опиралась на весьма сомнительных источниках, при этом картотеки персонального учета, група в расчет вообще не принимала.

В том же 1993 году генерал и военный историк Дмитрий Волкогонов опубликовал 8 мая в газете «Известия» цифры безвозвратных потерь Красной Армии за 1942 г. с разбивкой по месяцам. По данным Волкогонова из закрытого Президентского архива, потери погибшими и пропавшими без вести оказались вдвое больше потерь за 1942 г., приведенных в сборнике «Гриф секретности снят». Между тем, в самих материалах сборника, где были приведены данные о потерях в основных операциях Красной Армии, содержались сведения, опровергавшие официальную цифру потерь. Это происходит во всех случаях, когда приведенные в сборнике потери по отдельным операциям поддаются проверке.

Когда историк Д. А. Волкогонов опубликовал в одном из своих трудов суммарную цифру безвозвратных военных потерь СССР в 16,2 млн. человек, ссылаясь на секретный документ направленный на имя Сталина, мне кажется, он был очень близок к истине, что подтверждается анализом общедоступной статистики.

Безвозвратные потери советских Вооруженных сил по данным картотеки Центрального архива МО СССР на 1990 г. составили 17,2 млн. человек, и в основном в сухопутных войсках.

В соответствии с программой подготовки и издания книг Памяти в сентябре 1990 года во Всероссийском НИИ документоведения и архивного дела был образован компьютерный центр для создания Центрального автоматизированного банка данных (ЦБД) по безвозвратным потерям Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны. На 15 марта 1995 года в ЦБД было введено около 19 миллионов персональных записей о погибших, пропавших без вести, умерших в плену и от ран военнослужащих Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны. Большой массив не был внесен в эти базы данных. Около 30% из примерно 5 тыс. погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в середине 90-х годов и чью личность удалось установить, не числились в архивах Министерства обороны и не попали в банк данных.

Данные картотеки Минобороны и банка данных погибших подтверждает также анализ общедоступной статистики.

Согласно расчета Управления демографической статистики Госкомстата СССР в ходе работы в составе комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила 37,2 млн. человек.

Получена путем вычитания из численности населения СССР на 22.06.1941 г. (196,7 млн.) численности на 31.12.1945 г. родившихся до 22.06.1941 г. (159,5 млн.).

Взяв уровень смертности населения СССР в 1941-1945 гг. таким же, как в 1940 г., установили, что число умерших естественной смертью составило бы 11,9 млн. человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составили 25,3 млн. человек. К этой цифре добавили потери детей, родившихся в годы войны и умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн. чел.).

В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, составили 26,6 млн. человек.

К началу 1941 г. в стране было 49 млн. мужчин призывных возрастов - в возрасте от 15 (19 лет в 1945 г.) до 50 лет. В 1959 г. мужчин этих поколений (им тогда исполнилось от 45 до 80 лет) в стране было около 20 млн.

Убыль – 29 млн. По естественным причинам умерло около 12 млн. человек. Остается 17 млн.

Но надо еще добавить 4,2 млн. человек, которым в 1941 г. было 12, 13 и 14 лет. Из них более 2 млн. человек могли погибнуть. Итого неестественная убыль за время войны мужчин призывных возрастов - 19 млн.

То есть получается, что участвовало в войне не менее 42 млн. человек, в основном мужчин.

В 1937 г. по материалам переписи в СССР проживало 90 884 тыс. человек, которым в 1945 г. могло исполниться от 16 до 45 лет. В среднем на 1 год приходилось около 3 млн. человек. И если прибавить еще не менее 5 возрастов – до 50 лет, то речь может идти о 105 млн. человек, из которых около 50 млн. – мужчины.

Распределение полов в контингенте 8-33 лет на 1937 год: мужчин - 43 533 тыс. чел., женщин - 47 331 тыс. чел.

Перевес женщин над мужчинами - 3798 тыс. чел.

Присоединение к СССР в 1940 году Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии добавили к численности населения страны 22 млн. человек. Из них 6,3 млн. - добавка к исследуемому мужскому контингенту 1937 года.

Итого – 56,3 млн. мужчин, которых могли призвать в период войны.

Согласно переписи 1959 г. мужчин, которым в 1945 г. было от 16 до 45 лет, насчитывалось 28 759 тыс.

До 50 лет – порядка 33,6 млн.

Разница – 56,3-33,6 = 22,7 млн. человек. За вычетом естественной убыли – 19,2 млн.

Согласно переписи 1959 г. женщин, которым в 1945 г. было от 16 до 45 лет, насчитывалось 43 598 тыс. До 50 лет – порядка 50,85 млн.

Разница в числе женщин и мужчин указанных возрастов – 17,35 млн.

На основании всех названных данных мне представляется, что безвозвратные военные потери СССР в 1941–1945 годах можно оценить не менее чем в 17 млн. человек, включая потери военнообязанных женщин, а также мужчин и юношей непризывного возраста, тем не менее, де-факто состоявших на военной службе.

Оставшиеся безвозвратные потери гражданского населения можно распределить так: примерно 1 млн. – жертвы ленинградской блокады, до 2,2 млн. – жертвы в оккупации, 300 тыс. – избыточная смертность при сталинских депортациях народов, 1,3 млн. – повышенная детская смертность на остальной части СССР, более 5 млн. – повышенная взрослая смертность в результате ухудшения условий жизни по обстоятельствам военного времени на остальной части СССР (включая заключенных, умерших в ГУЛАГе, где годовая смертность в 1942–1943 годах составляла 20–25 %!). Последние две категории жертв войны среди гражданского населения особенно редко упоминаются и учитываются. Власть скрывала, что в военные годы существовала, например, массовая смертность от голода на Вологодчине, в Якутии и некоторых других регионах Советского Союза. Возможно, что погибшими и пропавшими без вести в годы войны считаются и примерно 450 тыс. советских граждан, на самом деле оставшихся после 1945 года на Западе и оказавшихся в эмиграции (включая беженцев из Прибалтики, Западных Украины и Белоруссии). Такой печальный порядок цифр. Точные же безвозвратные потери нашего народа в годы Второй мировой войны, боюсь, не станут известными никогда.


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments